Ради чего собаки были созданы Творцом? Неужели только для того, чтобы погибнуть от рук людей…

Я выживу

рассказ основан на реальных событиях

Ради чего они  были созданы Творцом? Неужели  только для того, чтобы   погибнуть    от рук людей,  присвоивших себе право решать:  кому жить, кому  умирать?

Не сидится спокойно на заднем сидении автомобиля Ральфу  — годовалому питбультерьеру: высовывает морду в приоткрытое окно,  ловит  пастью встречный поток воздуха, грозно облаивает проносящиеся мимо грузовики, лижет хозяина в затылок…

Весна, солнце,  голубое небо! А  мимо пролетают  аккуратные  немецкие поселки, старинные городки  со средневековыми замками,  пологие холмы,  леса,  озера,  и  зелёные польские  равнины с  ветряными мельницами,  дубово-грабовые  и  буковые леса, белорусские  сосновые боры  и  бескрайние поля,  небольшие речки с поросшими кустарником берегами…

Вечером будем в Москве, малыш! Выставка  —   завтра! Ты  обязательно   станешь чемпионом! Впереди у нас   триумф и слава! – любуется питомцем хозяин в зеркало заднего вида.

Широкогрудый,  с прекрасно развитой мускулатурой, блестящей  черной шерстью, напоминающей бархат, Ральф не потерял  выставочного вида  и  за три дня утомительной поездки. Как  же  он вырос и возмужал за год!  А ведь всего несколько месяцев назад был крохотным, трогательно  неуклюжим,  щенком.

Рвутся динамики  голосом Тины Тернер  —  кажется, машина  вот-вот взлетит…  И вдруг, их понесло на встречную  —  слишком крут поворот, слишком большая скорость. Взвизгнули тормоза, но не спасли от  бокового удара с «Газелью». Ральфа выбросило из салона через лобовое стекло  —   голова закружилась, перед глазами все поплыло, в ушах  назойливо  гудел заклинивший сигнал  разбитой машины.

В  шоке,  он  бросился  в лес,  не разбирая дороги, спотыкаясь о пни, натыкаясь на ветки, царапающие   нежную собачью  кожу.
Неожиданно  лапу  пронзила острая боль. Пёс  взвизгнул и остановился.  Из подушечки   торчал острый, похожий на гвоздь,   шип боярышника, заставивший Ральфа прийти в себя.
Как далеко убежал он от  истошного   визга и чудовищного  грохота? Где хозяин, что с ним?  Пёс  огляделся , понюхал воздух, и бросился назад, туда, где  должен  был  находиться единственный  близкий,  и  самый любимый на свете человек.

Сквозь пролесок  мелькнуло шоссе, и машина скорой помощи, сорвавшаяся с места, где грудой искореженного металла,   на обочине,  лежал их автомобиль. Ральф сразу понял – его хозяин там,  в  железной коробке на колёсах, что  ревя сиреной,  уносилась в неведомое.   

Горячий   асфальт под лапами, сигналящие  автомобили,  и мигающий маячок    скорой, удаляющейся    всё дальше и  дальше…
Сколько времени он бежал?  Кончилась череда деревьев по обочине —  дорога привела   в город.   Пёс  ошеломленно  остановился  посреди улицы:  бесконечные развилки, огромные дома,  много людей,  запахов,   звуков…   Продолжать погоню больше не мог  — лапы  питов не приспособлены  к длительному бегу.  Да и  машину  скорой  помощи пёс давно потерял из виду.

Тяжело переставляя  натруженные  лапы, ежесекундно рискуя   быть сбитым, Ральф  растерянно  брел  посреди  шоссе.  Впервые в жизни он остался один, без хозяина, в незнакомом городе, в чужой стране!

—  Собака  на дороге  —  задавить могут! Останови!
Пёс  тяжело дышал, из пасти текли слюни —  после двадцатикилометрового марафона, очень хотелось пить. И, когда  он  увидел   направляющихся к нему незнакомцев,   радостно  бросился   навстречу, словно был уверен  —  ему помогут. Даже хвостиком приветливо помахал. 

Собакам не надо изучать иностранные языки, чтобы понимать   людей разных национальностей, в большинстве своем  « не  знающих, что  у собаки на уме —  у неё  же  на морде  не написано». Животные, руководствуясь чувствами, интуицией, способностью  видеть  ауру,  с легкостью определяют  характер, душу, намерения человека

Ну, и где же твой хозяин, пёс?  — погладила   Ральфа приветливая женщина, —  ошейник дорогой, а вот адресника нет! Сейчас мои девушки тебя накормят,  напоят.  Отдохнешь, а там решим, куда тебя…  И лапу   обработаем.

Вскоре,  сытый и обласканный, Ральф уже лежал  на коврике,  в комнате, около окна. А работники  офиса,  куда  его привезли  незнакомцы, живо обсуждали, на какие сайты  в интернете  подать объявление о найденной собаке. Шип из лапы извлекли пинцетом, обработали зелёнкой. До свадьбы  заживет!
Не пришло им в голову отвезти  собаку в клинику.  А ведь  встреча с ветеринаром, избавила бы Ральфа от    предстоящих  суровых испытаний…

— Дамы!  Кто сможет на ночь его приютить? Мой Нильс не потерпит  чужого кобеля в квартире.
Но  желающих не нашлось: у всех  были «злобные» мужья, «изверги « родители, либо дети с «аллергией на собачью шерсть».
—  Придется  везти его к себе… И  собак держать в разных комнатах.
Дружбы с Нильсом не получилось: мохнатый хозяин грозно рычал всю ночь.

Ральф же, устроенный на коврике в коридоре, в стремлении убежать из негостеприимного дома,  и отправиться на поиски  хозяина, всю ночь грыз  входную  дверь. Не окажись за деревянной дверью,  железной  –  утром его бы в квартире не нашли.
— Второй подобной ночи я  не выдержу!  — с тоской разглядывая  подранные обои, изуродованную дверную  обивку,  заявила  утром  вчерашняя спасительница,  — придется поместить тебя в центр временного содержания животных! Может, и хозяева тебя там  найдут. Все,  кто потерял собак и кошек в Минске, в первую очередь, обращаются в «Фауну».

 — Прощай, мальчик!  Удачи тебе!
Захлопнулась дверца вольера —  обычной  клетки, размером два на полтора метра, с деревянной будкой посредине, пропахшей чужим страхом…

Пункт «временного содержания» не был приютом.   Не ждала  здесь   Ральфа   человеческая  забота,  сострадание, ласка. Четвероногих постояльцев даже не выгуливали .

Женщина,  сдавшая      Ральфа, и не подозревала, что    всех  собак и кошек  спустя пять дней  здесь      усыпляют;  что эвтаназия   проводится  дважды в неделю, и  все  обитатели страшного места, видя, как убивают других, в стрессе,   несколько дней ждут своей очереди на казнь, если не случится чудо, и ангел в человеческом обличии, не уведет  кого-то из них за собой, в новую жизнь.
Так,  молодому, здоровому  Ральфу – будущему  призеру    международных  выставок,    в ближайшем будущем была уготована   долгая, мучительная смерть  от удушья, после инъекции  дитилина  — курареподобного  препарата, блокирующего  дыхательную мускулатуру.

Вся атмосфера  «Фауны» была  пропитана  ужасом, болью и безнадежностью.  Рядом  с  Ральфом, в соседней  клетке   сидел  маленький, трёхмесячный   щенок  —   живую игрушку сдали  в усыпалку    наигравшиеся хозяева  за то, что  он  «слишком много бегал,  иногда писался».

Малыш  успел заразиться энтеритом —   страдал от мучительного поноса,   плакал, и  звал   собаку  — маму.   Лечить его не собирались —   здесь  убивали   первыми  больных и старых, таких,  как   хромой и слепой пёс в вольере напротив,  сданный   собственным  хозяином   —  слишком много забот требовал постаревший питомец.  Старик   все понимал, знал, ЧТО  может произойти с ним в любую минуту, но, всё же его преданная, израненная   душа не теряла надежду:  хозяин  обязательно  вернется,  отвезет в родной дом, где остался  его коврик, мисочка и старый прогрызенный мячик, которым  когда-то   в далеком и счастливом детстве играл  он  с любимым человеком …

А  за  белыми  стенами  усыпалки  бушевала весна – цвели фруктовые деревья,  распускались , тянулись к солнцу,   прекрасные цветы,   над  которыми  трудились шмели и пчелы, порхали бабочки, по ночам   доносились соловьиные трели…

Как же хотелось    жить всем:  «потеряшкам»,  подобранным   сердобольными гражданами; бездомным , отловленным специальными службами  на   улицах;  мамам  с новорожденными щенками, котятами…

Но наступал день, и грубые руки вытаскивали  их  из будок   —  упирающихся, визжащих от ужаса. Большинство  постояльцев  «Фауны»  покидали её в пластиковых пакетах.
Ради чего они  были созданы Творцом? Неужели  только для того, чтобы погибнуть от рук людей,  присвоивших себе право решать:  кому жить, кому  умирать? Или они  пришли  в этот  мир дарить человечеству радость,  бесконечную преданность,  любовь?

 

Отказываясь столь  жутким способом от подарков Господа,  люди  сами себе готовят  будущее. И не надо удивляться, что у человека, жестоко уничтожившего беременную собаку, или зарывшего в землю  живых  котят,  вдруг  рождается   неполноценный  ребёнок, а сам он заболевает тяжелой болезнью  —  ничто не проходит бесследно  в этом  мире.

Тоскуя по  любимому человеку, Ральф   ничего не ел,  сильно похудел, и его, когда-то  блестящая, замшевая шкурка   испачкалась, потускнела,  висела складками на отощавшем теле. В нем  уже  никак   нельзя было узнать будущего чемпиона международных выставок…

Ушли на Радугу соседи по вольеру:  старый пёс, никогда бы не предавший  своего  хозяина, и малыш, виновный  лишь в том, что слишком радовался жизни.  Очередь  на казнь   приближалась…
По ночам  Ральф  выл и скулил,  утром же, когда приходили служащие, бежал к дверце вольера, вилял хвостом —  он любил  всех людей,  и  не догадывался,   на какой ужас   обрекают  его  двуногие.


—  Этого   завтра  отправляют  в виварий,   — обсуждали  они  между собой,   — молодой, сильный пёс  ещё  послужит  науке  —   хоть какая-то   польза!
Злую шутку сыграла   судьба. Разве    к этому стремились они с хозяином?   Вероятно, «усыпляющий»  укол  в этой ситуации  был бы  для  Ральфа   большим милосердием, чем   будущие  страдания и  муки  от пыток в виварии.

Наступил новый день, и за  ним пришли.
— Идем,  пёс!  Тебя выкупили!  – девушка пристегнула к его ошейнику поводок, —   нареку тебя Рексом.
Слепило солнце, в  небе кувыркались стрижи,  и  от свежего воздуха   кружилась   голова, как у вызволенного  на свободу,  после длительного заключения, узника.
—   Сегодня пятница  — конец рабочей недели. Отвезу тебя к знакомым,  за город.  А  в понедельник   посетим ветеринара, и  начнем   искать   новые «ручки» .
Девушка была   молодым,  но  очень деятельным волонтером. Увидев   однажды  в интернете тоскливые глаза   Ральфа на  фотографии  из  усыпалки ,  не смогла  их забыть.  И вот уже  Ральф  на заднем сидении авто,  под звуки музыки  резво мчится в Борисов.   И кажется ему, что  однажды  он  уже  ехал этой дорогой, и на заправке, где только что остановились ,  свои метки оставлял.    Может,  запах сохранился?
В приоткрытую  дверцу, Ральф  выскользнул  наружу. Уткнувшись носом в асфальт,  быстро  исследовал  местность. Сомнений не осталось. Это   та самая заправка, где  хозяин  незадолго до аварии, устроил  небольшой  отдых.    Здесь  Ральф  пометил урну,  а  на обочине  они перекусили бутербродами…    И  вдруг, пёс  учуял   слабый  запах самого хозяина!  Остановилась  машина, похожая на  скорую помощь —  Ральф     прыгнул в  открывшиеся двери …

Настя  стояла  в очереди у кассы, когда  молодой человек с заправочным шлангом в руках, крикнул:
— Чья собака из машины сбежала,    в маршрутку села?  Хозяин, отзовись! 
Неужели, Рекс?
Догнать машину     удалось лишь  через тридцать километров.   Всё это время, Ральф,  удобно расположившись на  сидении, внимательно оглядывал салон. На  хозяина не был похож ни один  из пассажиров,   в свою очередь обсуждавших, что делать с внезапно появившейся собакой.
—  В ошейнике! Наверное, хозяев потеряла!  Надо бы   в «Фауну»  отвезти – там найдут…
И вернулся бы, наверное,  Ральф в тот же день в  тот же  Ад, если бы не  Настя…
—  Сейчас же, в Борисове   закажу  тебе  адресник   с моим телефоном! —   девушка  дрожащими руками  пристегивала  поводок  к ошейнику   Ральфа,   – как же ты меня напугал!

 Не волнуйся,  на огороженной территории  пёс  не сбежит, – успокаивал  её   владелец   передержки в Борисове,  – забор у нас железный, не разгрызет!  И,  что худоват , не страшно —  откормим!
На новом месте пёс   не спал всю ночь.  Лапы  зудели:   бежать ! хозяина искать!  Чувствовал —    плохо ему    без Ральфа.
Выбраться из вольера не составило труда —   отогнул   рабицу  на уровне земли,   быстро пробежался по участку, огороженному  двухметровым  металлическим профилем.  Разгрызть не получится…   но!  можно   подрыть!  Десять минут,  и  Ральф    на свободе!
Удивительно, но пёс инстинктивно пришел на вокзал.  У перрона остановился электропоезд на Минск…

 

Ранним   субботним утром, Настю  разбудил телефонный  звонок.
— Ваша собака в электричке! Едет в Минск! –  прозвучал в трубке  взволнованный голос молодого человека.
— Придержите её!   Еду на вокзал! – вскочила Настя, и  мысленно  поблагодарила Бога, что ещё в Борисове повесила на ошейник  пса  адресник с телефоном.  
Через полчаса  девушка   была на перроне. Молодой человек  использовал вместо поводка  для Ральфа  собственный ремень от брюк.
— Держите вашего беглеца!  Я собак не боюсь, у самого пит…   а вот  пассажиры   уже собирались  в милицию   обращаться, перепугал всех насмерть!
 Рекс, ну  куда  же ты  бежишь?  Куда? Зачем? –   почти  плача, обнимала беглеца  Настя.

 Придется посадить  эту Лягушку-путешественницу   на цепь! Только так, можно  спасти  его от себя самого!   —  переживали в Борисово,  —  чуть большее суток  из усыпалки, а уже два побега! 
Будка, к которой приковали Ральфа, стояла  в   углу участка, в нескольких метрах от забора.     Лишенный возможности  бежать, пёс    копал ямы,  грыз   металлическую цепь, лаял и выл. Инстинкт  подсказывал – хозяину  срочно  нужна   помощь!


Когда уже не было сил бодрствовать,  в редкие минуты беспокойного сна, Ральф  видел   его, блуждающим    в  какой-то  таинственной   местности.
— Малыш,   ты где? Ищи меня!
Прятки —   самая любимая  игра  в детстве!   Неуклюжим щенком, прыгает Ральф в высокой траве, щекочущей  его   нежный животик.  Принюхивается,  присматривается  —  где    хозяин?     Знакомый плащ  мелькает между деревьев, и  малыш, притворяясь большим,  грозным псом,   тявкая и рыча, вцепляется  в кроссовки. Поймал!
-Молодец, парень!   Не сомневался, что    найдешь!  — сильные руки подбрасывают  щенка в воздух, ловят, прижимают к себе,  гладят…  поцелуй   в нос…

Плачет во сне Ральф,  скулит,  дергаются лапы —  бегут, бегут…
— Где ты, малыш?
Голос  хозяина   настолько   реален, что   пёс мгновенно пробуждается,  рвется  на зов, грохочет  цепью…  и,  вдруг,   приходит   решение —  прыгнуть на крышу будки, оттуда через забор…

Хрустнули шейные позвонки — Ральф повис  на  собственном ошейнике.   Лапы  судорожно задергались, язык вывалился, в глазах  потемнело…
Ангел – Хранитель   явился в облике прохожего. Мгновение, и   пёс  выпал из  разрезанного ножом ошейника  на землю.  Он   хрипел, и  судорожно ловил воздух…
—  Срочно к ветеринару! Возможно, повреждение трахеи! 
И вот  Ральф  уже в Минской клинике, его осматривают, ощупывают, ведут на рентген.  Настя  взволнованно рассказывает врачам историю  неугомонного   пса…
 Хозяина, говорите, не нашли? А на чип   проверяли? Нет ещё?  Давайте посмотрим!
  И  сканер, поднесённый к холке собаки,  выдает  на дисплее  индивидуальный пятнадцатизначный   номер ...

 Собаку зовут Ральф. Породистый питбуль,    проживает…  в Германии! — округлились  глаза ветеринаров, когда они ввели  номер в  международную базу данных,  – как он попал в Минск?
По номеру можно выйти на  ветлечебницу, где вшивался чип, а там  уже  и   адрес   владельца   найдут!
 К сожалению, телефон   выключен,   с  хозяином  нет никакой связи…

Прошло ещё несколько недель, прежде чем с помощью пограничных служб, удалось узнать    местоположение  владельца Ральфа.  За это время, пёс сменил несколько передержек, несколько  семей, но его преданное сердечко ни на секунду   не  забывало   любимого  человека.   Насквозь   прогрызал  двери, какой-то непостижимой физической силой отодвигал  мебель, которой  их   загораживали, рвал обои, диваны…  казалось,  Ральф  просто мечтал о том, чтобы его вышвырнули на улицу…
Наконец, настал день, когда белорусские волонтеры, передали Ральфа-Рекса   немецким зоозащитникам.
 После аварии, у    хозяина   собаки  тяжёлая   черепно-мозговая травма, амнезия… Узнает ли?

Ясным летним    утром    автомобиль подъезжал    к родному дому Ральфа.   Нервная дрожь пробегала по телу  пса —  местность была хорошо знакомой. Он  взволнованно  лаял, скулил,  царапал  лапой   окно.    Не успели открыть дверцу, как пёс    кубарем вывалился на землю,   бросился в дом. Прошло несколько  минут томительного ожидания…


Пожилая женщина – сестра хозяина вышла на  улицу, махнула  волонтерам  рукой:  —   УЗНАЛ! ЦЕЛУЮТСЯ!
Ральф  уткнулся    в ладони  лежащего на диване мужчины.

— Я  думал, ты погиб,  малыш! Инстинктивно   постарался  «забыть» свое прошлое —  слишком  больно  от воспоминаний… прости:   не искал тебя, и  мысленно похоронил…  А ты   не забыл, выжил,   вернулся!   Спасибо, тебе  мой  пёс! – по лицу хозяина текли слёзы.


Ральф   осторожно   слизывал  эти  горькие  слезинки,  поскуливал,  пытаясь  поведать о чем-то своем. Быть может,     рассказывал   о     приключениях   в чужой стране?   Но   чужой ли?

Разве  могут  быть чужими  те,  кто  принял    близко  к  сердцу  трагедию потерявшейся   собаки,   помог  выжить, найти  хозяина,   вернулся домой, наконец, крепко  полюбил?

 

Спасибо,  Вам, добрые люди  с высоким уровнем  эмпатии – сострадания   ко всему живому  на Земле!  Благодаря  таким, как вы,  в наш жестокий век и  сохраняется  вера  в Человечество!

 

Автор: Ольга Черниенко

Ради чего собаки были созданы Творцом? Неужели только для того, чтобы погибнуть от рук людей…